Меню Close Menu
Rus / Eng
Московский политехнический университет

Координатор образовательного проекта "Кибер Россия" Роман Поволоцкий: "Мы хотим создать среду, в которой можно экспортировать программное обеспечение и прекратить утечку человеческого капитала из нашей страны"
интернет-издание
03.12.2018
СМИ: Интерфакс

О проекте "Кибер Россия" и обучении программистов, дизайнеров и технологических лидеров, о технологиях будущего, успешных стартапах и новых компетенциях, а также о том, что надо сделать, чтобы талантливые студенты не уезжали из России, поговорила корреспондент "Интерфакса" Софья Суворова с основателем и координатором образовательного проекта "Кибер Россия" Романом Поволоцким. 

– Расскажите о проекте "Кибер Россия", какова его миссия и концепция?

– Компьютерная игра - один из самых сложных видов программного обеспечения. В студиях по разработке игр можно найти весь спектр IT-специалистов: художников, маркетологов, продюсеров, менеджеров, геймдизайнеров. В какой-то момент я заметил, что как только дети начинают разрабатывать компьютерные игры, у них сразу появляется запрос на математику, физику и освоение эти предметов происходит гораздо быстрее. У них также появляется запрос на изучение языков программирования. И я решил использовать весь свой опыт в разработке компьютерных игр в качестве инструмента для мотивации детей, чтобы привлечь их в образование. Мы объединились с Артуром Австриевских и Даниилом Манаховым и приняли решение запустить образовательный проект, в котором дети могли бы начинать свой путь в разработке технологических решений с освоения разработки компьютерных игр, а потом уже могли бы делать любые программные решения. И вот спустя два года могу с уверенностью сказать, что наша модель работает.

Миссия нашего проекта — это счастливые и богатые люди. Это понятная и интересная задача, которая требует усилий, как с нашей стороны, так и от наших учащихся. Это как идеологический фундамент, на котором мы строим нашу компанию. Очень удобно – мы делаем только то, что делает других людей богаче и счастливее!

Сложно переоценить то влияние, которое оказывает образование на нашу жизнь. Педагог в буквальном смысле формирует будущее ребенка и потому так важно, чтобы мы очень ответственно подходили к этой задаче, ведь от этого зависит будущее нашей страны. Тем более, что мы находимся в очень сложной геополитической ситуации, в которой мы технологически сильно проигрываем. Мы хотим создать среду, в которой можно экспортировать образовательный продукт и программное обеспечение и прекратить утечку человеческого капитала из нашей страны.

– Какие направления для себя в этой сфере вы выбрали?

– Мы стали заниматься исключительно технологиями будущего, теми продуктами, которые останутся актуальными и востребованными 25 лет и более. Сегодня это разработка приложений виртуальной и дополненной реальности, робототехнических устройств и систем с искусственным интеллектом. Эти рынки находятся в стадии формирования, и сейчас еще есть возможность совершить в этих областях настоящий технологический прорыв.

Один из ключевых аспектов нашей модели – практика на реальных бизнес-задачах, ведь 80% стартапов в нашей стране разваливаются, потому что люди разрабатывают ИТ-продукт, который никому не нужен. Мы изучили потребности рынка, нашли партнеров с задачами и убедили их в том, что сейчас самое время инвестировать в будущее. Заказчикам всегда нужно оптимизировать расходы, увеличивать доходы, талантливые кадры и конкурентные преимущества.

Бизнес логика "Кибер России" выглядит следующим образом: во главе стоит продюсерский центр, который представляет из себя центр экспертизы в котором накапливается опыт проблематизации организаций, разработки технических заданий, он управляет ИТ-командами, большую часть которых мы воспитали и обучили сами. Разработка ИТ-проектов создает полезную нагрузку на образовательную систему, в которую мы упаковываем те задачи, которые нужны бизнесу сейчас, и к чему он стремится в ближайшем будущем.

Ввиду того, что написать оптимальную программу обучения под новые рынки невозможно, ввиду динамики их изменений, мы разработали и запустили коворкинг "Кибер Пространство", в котором взрослые и дети могут реализовать себя, свои творческие амбиции и решать любые задачи в контексте цифровой экономики. Так как мы является держателями большого потока задач, то это является понятной мотивацией приходить к нам на обучение. С другой стороны, мы обеспечиваем потребности рынка и клиентов, которые ищут решения и готовы за них платить. Дети же обладают открытым сознанием, они предлагают интересные решения, которые взрослому человеку просто в голову не придут, а затем уже мы подключаемся и помогаем им довести это решение до реального продукта.

– Как школьнику попасть к вам на программу? Вы их как-то специально отбираете?

– Мы считаем, что все дети талантливы, однако, встречаются невнимательные педагоги и ленивые родители. Чаще всего к нам приходят дети совершенно без подготовки, и мы начинаем с ними работать. Сейчас запускается программа в двух вариантах. Первый – это школа. Сейчас это частная школа, потому что бюджетные организации более инертны в принятии решения. Мы ведем переговоры, но это длительный процесс. Из школ сейчас программа функционирует в "Школе Президент" и с февраля 2019 года планируется запуск еще двух школ. И второй вариант - это детские технопарки, в частности, в Москве сейчас около 12 детских технопарков, с тремя из них мы уже работаем. Это технопарк "Калибр" на Алексеевской, "Курчатовский технопарк" и технопарк московского Политеха.

– Как организован процесс обучения?

– Базовым аспектом программы является обучение в команде. Умение правильно выстраивать отношения со старшими, младшими и равными является ключевым фактором успеха в жизни. Мы выделяем три основных роли в команде: хакер, дизайнер и лидер.

Хакерами мы называем учащихся, которые интересуются поиском сложных задач и их решением для получения требуемого результата при минимальных затратах. Позиция хакера необходима в каждой технологической компании и это очень ответственная роль, которую обычно занимает технический директор или Chief Data Officer, который в равной степени понимает природу задачи, способен найти оптимальное техническое решение и обеспечить поддержку, масштабирование и, как следствие, заработок на технологии. Такой человек должен уметь формировать архитектуру проекта, разрабатывать технические задачи, находить исполнителей за адекватную стоимость и, в случае возникновения трудностей, иметь возможность довести дело до конца без посторонней помощи. Таких людей мы обучаем программированию, алгоритмическому мышлению, умению взаимодействовать в команде, управляться со всеми существующими и перспективными видами аппаратного (смартфоны IOs, Android, шлемы виртуальной реальности HTC, Oculus, промышленные роботы манипуляторы Kuka, Fanuc и др.) и программного обеспечения (С/C#/C++/Python, Unity, Unreal Engine, DirectX, и др.)

Дизайнеров мы обучаем умению предвосхищать основные пользовательские сценарии и эксплуатационные характеристики продукта. В начале обучения дизайнеры осваивают классические инструменты изобразительного искусства: карандаш, кисть и стило для лепки. Затем обучаются цифровым инструментам: 3ds Max, Maya, ZBrush, Blender, после чего учащийся выбирает специализацию: 3D печать, виртуальная реальность, компьютерные игры или промышленный дизайн.

Примерно 1% детей демонстрирует то, что мы называем навыками технологического лидерства. Это ребята, которые демонстрируют инициативу, наблюдательность, любознательность, ответственность и достаточно дисциплинированы, чтобы последовательно решать задачи. Мы начинаем с ними работать, их не так много, как я уже сказал, от 1% до 3%, с каждым мы работаем индивидуально, подбирая специалистов, которые помогают максимально раскрыть их таланты и организоваться в команду энтузиастов. Таким образом, они учатся работать в команде, и когда к ним приходит первый контракт, они в состоянии с ним справиться. Это уже не один, а целая группа учащихся. И если кто-то сегодня не пришел, один другому звонит и говорит: "Почему ты все бросил, мы должны решить задачу". Если кто-то переехал с родителями, они говорят: "Выходи в интернет, доделаем все там".

Лидеров мы обучаем ответственности, наблюдательности и последовательности. Учащиеся учатся, как правильно оформить задачу, спланировать ее решение, распределить нагрузку между участниками проектной команды, собрать прототип или готовый проект в срок, презентовать заказчику, получить за это деньги и правильно распределить награду между участниками. В результате учащийся приобретает компетенции по управлению проектной разработкой, менеджменту и продюсированию цифровых продуктов.

Обучение начинается с первого класса, дети попадают на робототехнику. С пятого класса у них начинается освоение программирования и школа изобразительных искусств, и к седьмому классу они понимают, что либо они начинают заниматься программированием и развиваются по линии junior developer – и становятся младшим разработчиком, либо в дизайн – это junior CG artist, которого также называют младший художник по компьютерной графике. После школы дети попадают на программу бакалавриата, а в будущем в колледж, после которого смогут идти в вуз. 

– Я знаю, у вас проходят хакатоны, там учащиеся играют в стартапы, придумывают проекты, разрабатывают прототипы. Что потом происходит с этими проектами?

– Многие ребята в состоянии предложить идею и прототип, но они не в состоянии довести это самостоятельно до продукта. В этом случае мы выступаем как эксперты-наставники, причем на стороне заказчика. Мы сразу объясняем учащимся, что бизнес среда является очень жесткой, и если они будут безответственно относиться к работе, то подставят нас перед заказчиком, и мы будем вынуждены искать другую команду. Кроме того, сам хакатон – это фактически конкурс, где на одну задачу с деньгами претендуют пять или семь команд. Поэтому они прекрасно понимают, что даже если они победили, за ними очередь из пяти команд, которые, если что, сразу перехватят заказ.

После того, как команда выигрывает, мы приглашаем участников в наш коворкинг "Кибер Пространство", где они начинают эту задачу решать и доводят идею до финала, отдают программное решение заказчику, получают за это деньги. И в этот момент у детей включается понимание, что, оказывается, так можно. Оказывается, в возрасте 14-16 лет можно зарабатывать деньги на разработке программного обеспечения виртуальной реальности, для некоторых это могут быть первые деньги в их жизни. Это очень вдохновляет как победителей, так и проигравших, ведь когда есть пример становится понятно, как действовать. Нас это, конечно тоже сильно мотивирует. Такой подход в целом повышает средний уровень образования в стране.

Дети, возвращаясь в свои компании подростков, провоцируют других детей вести себя также. Пример есть, победители есть, остальные начинают на это равняться. Они начинают верить, что так вообще можно, поэтому сейчас наблюдается такая бурная активность вокруг хакатонов, и это здорово.

– Расскажите об историях успеха, когда ребятам удалось заработать на своих проектах?

– В феврале этого года мы проводили хакатон, в котором приняли участие ребята из Московского колледжа архитектуры и строительства, посмотрели, как все происходит на деле. За лето участники команды прошли программу обучения, получили первый контракт и создали приложение "Посещение международной космической станции в виртуальной реальности". Вы надеваете шлем виртуальной реальности, и как в кино, на 360 градусов вы смотрите, как космонавт живет на МКС.

Вторая история – это Восточный экономический форум, для которого по заказу администрации Приморского края студенты нашей магистратуры виртуализировали около 20 объектов обладающих инвестиционной привлекательностью на Дальнем Востоке. Были интересные решения в медицине. Очень серьезное направление сейчас развиваем по реабилитации инсультных пациентов и детей аутистов, наши студенты разрабатывают решения и проводят клинические исследования. За все время существования проекта уже более 50-ти наших команд получили деньги за свою работу. За время подготовки они успевают поругаться из-за денег, успевают договориться, как они эти деньги распределят. У них настоящий бизнес в песочнице. Ребята 17-20 лет уже становятся интересны инвесторам либо работодателям, в том числе как команда. В любом случае, это беспроигрышный вариант, как для них, так и для учебного заведения и нас.

– Как вы подбираете преподавателей? Ведь компетентных специалистов в области искусственного интеллекта, виртуальной и дополненной реальности, робототехники, блокчейна, способных при этом учить и делиться знаниями, наверное, не так много?

– Есть две основных категории педагогов, которые у нас преподают. Одни – это те, кто хочет повышения квалификации. Они к нам приходят, чтобы стать лучше, на повышение квалификации. И часть из них остается, они ведут программы. Другой вариант – это взрослые люди, разработчики, которые хотят подтянуть свои компетенции. Мы им говорим: "Давайте вы нам поможете с обучением детей?". И они начинают передавать свои знания подросткам, среди них есть даже руководители компаний, которые сознательно выбрали такое направление для себя. Все-таки, когда ты видишь, что дети под твоим руководством делают крутые штуки, это вдохновляет. Тем более, деньги можно зарабатывать достаточно хорошие.

– К 2019 году в высших образовательных учреждениях в рамках вашего проекта должно открыться не менее 15 программ магистратуры. Как идет работа в этом направлении, на базе каких вузов планируется открытие?

– Мы работаем с тремя вузами, это Дальневосточный федеральный университет, Башкирский государственный университет и Московский Политех. Скорее всего, в следующем году запустим программу в еще одном вузе. Отмечу, что не должно быть много образовательных центров. Мы можем сконцентрировать усилия на максимум трех вузах и развести направления. В одном вузе уже сегодня идет обучение по профилю виртуальной дополненной реальности, это Московский Политех. С момента запуска программы мы решили сместить акцент своего внимания из магистратур в детские технопарки и школы. Потому в 2019 году у нас будет запущено 15 учебных центров, из которых четыре вуза, три технопарка, два колледжа, пять школ и один детский сад.

Активно развиваем направление World Skills в котором в прошлом году запустили две компетенции: "Разработчик виртуальной реальности" и "Разработчик на технологии блокчейн", наращиваем сотрудничество с колледжами, в планах подготовка ребят в двух колледжах. Они будут принимать детей, которые прошли наши курсы дополнительного образования. В колледжах дети будут продолжать обучение и работать над своими проектами, а затем с этими же проектами уходить в вузы. Получается с первого класса школы и до магистратуры понятная программа.

– Можно сказать, что они выходят из вуза со своим стартапом, с проектами?

– Да, молодой человек выходит из вуза с готовой командой, а вуз обогащает этот стартап своими ресурсами и возможностями. А так 90% студентов выходят из вузов, и им работодатели говорят: "Давай мы тебя сейчас будем переучивать". Пришла пора с этим что-то делать, ведь разрушается доверие к институту знаний.

В прошлом году в стране начался пилотный эксперимент "стартап вместо диплома". Аттестационная комиссия может принять во внимание не диплом, а стартап. И с точки зрения самих вузов, не нужно никаких дополнительных нормативных актов принимать, законов, достаточно той нормативной базы, которая есть.

– Эксперты прогнозируют, что рынок труда в ближайшие 10-15 лет изменится достаточно кардинально. Какие профессии станут наиболее востребованными?

– Я бы сконцентрировался на одной из сквозных компетенций Национальной технологической инициативы, цифровой экономики. Они очень хорошо определены, они понятны, это те рынки, которые гарантированно будут развиваться минимум 25 лет и за ними будущее в любом случае. Кроме того, например, рынок виртуальной дополненной реальности - это рынки, которых до сих пор нет. В частности, нормальных очков дополненной реальности пока нет. Когда они появятся, это будет такой же прорыв, как когда-то сделали смартфоны, которые пришли на смену кнопочным телефонам.

Нужно хорошо понимать, что все, что может быть автоматизировано, будет автоматизировано. Хорошим примером является автоматизация "Яндекс такси". Мало кто думал, что произошло с профессией диспетчера. Ее не стало. Или, например, развитие беспилотного транспорта в городе. Кто из дальнобойщиков или таксистов сейчас думает, что в ближайшие пять лет он, скорее всего, окажется не нужен? Это же произойдет достаточно быстро.

Кроме того, так, как раньше – получить за пять лет профессию и потом всю жизнь по ней работать, уже не получится. Раз в два-в три года максимум нужно будет фактически полностью обновлять спектр знаний, улучшать, углублять его, процесс должен быть непрерывным. На это надо настраивать детей. Конечно, нужно ответственно подходить к тому, куда ребенок идет учиться, потому что сейчас студенты поступают на первый курс юридической академии, но большой вопрос, когда они закончат этот вуз, юриспруденция в том виде, в котором она есть сейчас, будет существовать.

Кроме того, возникает междисциплинарная потребность. Если раньше, например, можно было разделить бухгалтера, экономиста, программиста, то сейчас это практически неделимые понятия, потому что профессиональный экономист или бухгалтер, так или иначе, эффективно пользуется программным обеспечением.

– Уточните, сколько человек работает у вас в организации?

– У нас работает не так много человек, и мы растем и привлекаем людей, желающих помочь нам в этом непростом деле. Мы ждем также и программистов, родителей, которые хотят, чтобы дети занимались 3D-моделированием или 3D-печатью, например. Ждем педагогов, потому что их нам нужна целая армия. Чтобы мы создали 100 успешных команд, нам их нужно 10 тысяч. Чтобы это сделать, нужна целая армия педагогов, мы готовы их обучать. Мы уже это делаем. Тем более, что качество образования высокое и мы трудоустраиваем тех, кто прошел у нас обучение, при условии адекватных личностных качеств, ведь как театр начинается с вешалки, так и наша компания начинается с педагога. Мы ждем, конечно, людей, которые уже сейчас являются частью этих рынков, потому что у нас открывается коворкинг, и он уже функционирует.

Мы по-честному играем в математику рынка: чем выше вероятность успеха, тем выше вероятность того, что именно в нашей стране появятся решения, которые можно экспортировать. При этом важно понимать, что все-таки Россия – всего лишь 1% интернета населения планеты. Мы вообще-то не рынок, мы тестовый полигон, на котором можно это тестировать, а основные деньги находятся вне нашей страны и экспорт программного обеспечения может стать хорошим решением. Отработать процессы здесь, протестировать, а потом заняться экспортом программного обеспечения. Наша задача — вот это наладить, и тогда окажется, что талантливым студентам нет смысла уезжать из нашей страны.

– На острове Русский планируете что-то делать?

– На острове Русский мы планируем делать центр экспорта программного обеспечения в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Это та задача, которая географически там уже решается и будет далее решаться нами.

– Когда там будет создана инфраструктура и так называемая "Технодолина", готовы ли вы туда внедриться и предложить такой проект?

– Да. Скажем так, мы в любом случае будем делать программное обеспечение на экспорт.

Теги:

← Вернуться к списку

Яндекс.Метрика